Press about us

Interview by Boris Kvasov, co-head of equity capital markets at VTB Capital, for Interfax

27 December 2019
Interfax

Более 10 российских эмитентов смотрят на IPO и re-IPO в следующем году - соруководитель ECM "ВТБ Капитала"


Уходящий год принес российским компаниям надежду на то, что ситуация на рынках капитала для них продолжит улучшаться. После шокового 2018 года, когда рынок фактически замер из-за жестких санкций США в отношении ряда публичных российских компаний, в 2019 году и эмитенты, и инвесторы, похоже, начали приходить в себя, отметившись высокой активностью на рынке не только долгового, но и акционерного капитала.

Чего ждать на рынке IPO и SPO от 2020 года, какие сделки привлекают инвесторов и зачем компании выкупают свои акции, в интервью "Интерфаксу" рассказал соруководитель управления рынков акционерного капитала "ВТБ Капитала" Борис Квасов.

- Борис, прошлый год оказался одним из худших для российских компаний на рынках акционерного капитала из-за жестких санкций США. Какие у вас впечатления от нынешнего года?

- Безусловно, этот год абсолютно отличается от предыдущего. В прошлом году после расширения санкций 6 апреля ситуация на рынке ухудшилась. Было буквально несколько сделок, которые носили эпизодический характер. В этом году все по-другому, рынок открылся весной, когда были реализованы несколько высоколиквидных сделок.

Первой сделкой стало вторичное размещений акций "Норильского никеля" (MOEX: GMKN), и, думаю, это была самая правильная сделка, чтобы открыть рынок - ликвидная бумага с определенной защитой от геополитических рисков, хорошими дивидендами, "голубая фишка". После этого последовала целая серия других транзакций - размещения "Евраза", "Полюса", ЛСР.

Кроме того, было три попытки IPO и ре-IPO. Одна из них была реализована, это размещение акций HeadHunter на NASDAQ, но это не совсем типичная российская сделка, это интернет-компания с очень специфической базой инвесторов, в том числе американских.

Было еще две объявленные транзакции: "Рустранском", который в конечном счете предпочел стратегическую транзакцию вместо выхода на рынки капитала, и сделка, которая не состоялась, - это "Черкизово", в которой не сошлись ожидания рынка и акционеров по оценке компании.

С начала года на рынке произошли позитивные изменения, потребовалось определенное время, чтобы прийти к равновесию, и сейчас мы действительно видим большое количество компаний, которые потенциально смотрят именно на IPO и re-IPO в следующем году. По нашим оценкам, это более десяти эмитентов.

Подготовка к IPO - достаточно длительный процесс, который может занять около 9 месяцев, поэтому, если сохранится благоприятная рыночная конъюнктура, мы ожидаем увидеть первичные размещения акций российских компаний уже в первом полугодии 2020 года. Сейчас мы ведем диалог с рядом эмитентов, которые рассматривают подобные транзакции. Конечно, не каждый из них выйдет на сделку, но, думаю, несколько знаковых ECM-размещений состоится.

- То есть в следующем году можно ждать, что улучшится ситуация именно с первичными размещениями?

- Я на это надеюсь. По крайней мере, пайплайн, который у нас есть на данный момент, позволяет нам надеяться на то, что следующий год будет очень и очень успешным.

- В SPO последние несколько лет стала, можно сказать, модной ситуация, когда акционеры продают небольшие доли. С вашей точки зрения, для инвесторов важно, кто привлекает средства от сделки - компания или акционер?

- Каждый случай индивидуален. Традиционно инвесторы хотят вкладывать в рост, а для этого нужно инвестировать в компанию, чтобы у нее была возможность реализовывать инвестпроекты, увеличивать объемы производства и т.д. Опять же достаточно часто инвесторам важно, когда акционер верен определенному бизнесу и не выходит из капитала компании.

Но ситуации бывают разные. Специфика российских компаний заключается в том, что у мажоритарного акционера или у группы мажоритарных акционеров достаточно крупные доли и им нужно не раз выходить на рынок, чтобы снизить свою долю, скажем, до контрольной. То есть практически не существует российских компаний, где группа контролирующих акционеров владеет менее 50% акций. Соответственно, на российском рынке риск того, что акционер уходит, минимален, так как в большинстве случаев даже после продажи части акций их доля в компании по-прежнему остается на уровне 50%.

Когда мы говорим про ABB, то есть про ускоренные транзакции, в таких сделках инвесторы при прочих равных фокусируются на дисконте, то есть они хотят заработать в моменте. Поэтому в определенной степени тот факт, кто именно продает - акционеры или компания, отходит на второй план.

- Среди российских компаний по-прежнему, сохраняется тренд на выкуп своих акций с рынка. Это не похоже на заигрывание с инвесторами с точки зрения влияния на цену бумаг?

- Buyback - это один из способов отдать стоимость акционеру. Я бы сказал, что он имеет право на существование в качестве одного из вариантов взаимодействия с инвесторами, но в большей степени для ликвидных компаний. Для компании, чей дневной оборот измеряется десятками миллионов долларов, выкуп относительно небольшой доли бумаг концептуально ничего не поменяет. В такой ситуации это эффективный инструмент, который можно использовать.

Если говорить о менее крупных компаниях, то они более чувствительны к потенциальному выкупу акций. В текущих рыночных реалиях ликвидность - это один из основных факторов, на которые обращают внимание инвесторы, поэтому уменьшение этой ликвидности посредством обратного выкупа акций может негативно повлиять на интерес инвестсообщества к той или иной бумаге.

- Вы говорите, более 10 компаний рассматривают возможность IPO. На что они больше ориентируются - на "Московскую биржу"? Или западные площадки тоже рассматриваются?

- Иностранные биржи открыты для российских эмитентов, но в каждом случае нужно точно оценивать, является ли та или иная площадка лучшей для конкретного эмитента. На мой взгляд, в текущих реалиях "Московская биржа" с точки зрения доступа инвесторов сопоставима с Лондонской биржей. Нью-Йоркские площадки стоят немного особняком, потому что там специфический внутренний спрос, в первую очередь, на технологические компании. Чтобы иметь возможность размещаться в США, необходимо иметь какое-то основание, базу, под которой я подразумеваю не столько бизнес с США, сколько именно принадлежность к интернету, технологиям и т.д. Это сфера понятна и интересна американским инвесторам. Вот характерный пример - HeadHunter. Компания, не работающая на американском рынке, но работающая в интернет-сфере в России, провела очень успешную транзакцию. Такие эмитенты могут всерьез задуматься о размещении на американских площадках.

Если это более стандартная отрасль, то, на мой взгляд, "Московская биржа" дает абсолютно такой же доступ к инвесторам, как и другие иностранные площадки, и если нет каких-то внутренних специфических факторов, связанных с корпоративной структурой, то целесообразно размещаться в Москве, а не на одной из западных бирж.

VTB Capital

Federation Tower West, 12, Presnenskaya emb., Moscow, 123100

《小丑》2020最新电影免费在线